среда, 30 октября 2013 г.

O tempora, o mores!...(((

Потихоньку подчищаю файлы со старой рабочей информацией и вот периодически натыкаюсь на небольшие статьи, писаные еще на заре моей  деятельности в тайной надежде на то, что людям будет интересно....нет, куда там.(  
Слишком мрачно, а народ жаждет позитива, ярких красок, жизнеутверждающих рассказов.
Жаль, тоже ведь история.

Оставлю...
Иоганн Юниус прожил спокойную и довольно таки безоблачную до определенного момента, жизнь. 
Он был счастливым отцом и мужем, его дети были прекрасно воспитаны и хорошо образованы, в свои 55 лет Юниус достиг всех карьерных высот (являлся членом городского совета) и, казалось, ничто не омрачит его старость.
В архиве епископата сохранилась запись о том, что 5 февраля 1628г. супруга бюргермайстра - Елена Юниус, была схвачена по обвинению в колдовстве и под пытками «созналась» в том, что уже в течение двух лет сожительствовала с дьяволом и занималась колдовством. 

Можно полагать, что, подвергаясь ежедневными истязательствам, женщина созналась и во многих других навязанных ей преступлениях, что в конечном итоге и вылилось в приговор: смерть через сожжение на костре. 
10 февраля 1628г. приговор был приведен в исполнение. 
В первой половине июня 1628г. схвачен был и Иоганн Юниус. Уже при первом допросе, его высказывание были сочтены подозрительными и под неизбежными пытками, бюргермайстер сознался в том, что: «Однажды, в саду ему показалось, что он видит призрачные очертания женщины», вероятно, несчастному пригрезилась его погибшая супруга, которую он любил до беспамятства и чья смерть заставляла сжиматься его сердце от горя. Этой фразы было достаточно для череды мучительных пыток. 
24 июля 1628г. Иоганн Юниус пишет своей дочери Веронике последнее письмо, письмо которое не дойдет до адресата и останется навсегда в актах подсудимого. 6 августа Юниуса будут пытать в последний раз и в этот же день его сожгли. 
Выдержки из письма… 
«…Любимая дочь Вероника, от всего сердца я желаю тебе доброй ночи. Не по своей вине я попал в тюрьму, не по своей вине я подвергаюсь пыткам и не по своей вине я должен умереть…» 
«…ах, и тогда, господь милосердный, пришел палач и положил мои руки в тиски, и с такой силой сжал, что кровь брызнула из-под ногтей, и я четыре недели не мог пользоваться руками, что ты и сама можешь увидеть по моему почерку….» 
«…как только я, с божьей помощью, немного отдохнул от пыток, то я им сказал: Господь, да простишь ты тем, которые мучают невиновного человека, тем, которые не заботятся ни о душе, ни о теле человеческом, а единожды нужны им добро и деньги невиновного…»  
«…палач, который отводил меня в тюрьму, сказал мне: господин, я прошу, сознайтесь во всем, подумайте о тех пытках и мучениях, которые Вас ждут и которые Вы не выдержите, подумайте о том, что Вас уже не выпустят из тюрьмы, даже если бы Вы обладали графским титулом…» 
 «…моё дорогое дитя, я знаю, что ты также веруешь в Бога как и я, поэтому я советую тебе взять твою часть денег и все, что есть у тебя ценного и уехать на полгода из Бамберга, возможно совершить паломничество куда-нибудь за пределы епископата, до тех пор, пока не будет ясно как и что дальше…»  
«…дорогое дитя, спрячь это письмо, иначе я буду замучен, а мои охранники лишатся голов. Так строго запрещено передавать письма…Молись за меня, за мученика и после моей смерти, веди себя так как ты сама считаешь нужным, но остерегайся показывать это письмо кому-либо. Пусть Анна Мария тоже молится за меня. Живи с богом, твой отец Иоганн Юниус тебя больше никогда не увидит. 24 июня, 1628г…» 

Анна Мария,упомянутая в письме, была монахиней в доминиканском монастыре Cв. Гроба Господнего в Бамберге. Несмотря на строгий монастырский устав, для нее не остались секретом события, происходящие за монастырскими стенами. Девушка вела дневник в котором и описывала происходящее в городе. 
Она описывала тюрьму – Малефицхаус, сооруженную всего за 3 месяца и сообщила о том, что в декабре 1627г. первые четыре женщины были введены в Малефицхаус: «…между тем, приказал он (епископ), построить на этом месте дом, который получил название Труденхаус…жена канцлера, ее дочь, две бюргермайстерши (среди них – Елена Юниус, мать Анны Марии), были первыми, кого ввели в тюрьму. После них, вводили в тюрьму самых богатых и уважаемых жителей города, которых и сожгли…»
В 1631г.  последние десять заключенных были выведены из тюрьмы и выпущены. 

14 комментариев:

  1. Вот оно, счастье, - жить сейчас, - по-моему, позитив, и еще какой!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Мдаа....хочется думать, что такого мракобесия не повториться.)

      Удалить
  2. А еще статьи будут? очень интересно и познавательно, спасибо

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Есть)))
      Я немножко с работой разгребусь и напишу.)

      Удалить
  3. Именем бога столько людей уничтожили и продолжают уничтожать, что просто невероятно, что людей продолжают в него верить...Очень им нужно во что-то верить.. ..Спасибо за рассказ...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Хорошая надпись была выбита на фасаде Малефицхауса: "Всякий, кто будет сюда входить, должен бояться и трепетать...и если он будет спрашивать за: что господь так поступает с ним?... Ответ будет звучать: за то, что ты сам оставил господа".
      ...без вариантов...(

      Удалить
  4. Даааа...наводит на размышления...

    ОтветитьУдалить
  5. Вот спасибо, редкая документалка, очень ценная.
    Все же как полезно иногда не знать)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Лена,
      довелось поковыряться в архивных документах нашего архиепископата.)

      Удалить
  6. очень интересная статья. как раз изучаю записи о суде и его письме. по этому делу есть подробные описания и документы. но о самой его жизни, к сожалению, очень очень мало.((( а хотелось бы знать о нем больше.
    спасибо Вам за статью!)))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо и да, информации о Юниусе немного.
      Сохранилось вот прощальное письмо дочери и лишь протокол допроса.

      Удалить
    2. Это и примечательно, что письмо сохранилось! Т.к. оно подробно описывает все зверства, которые совершались во время пыток. Но самое странное в этом, как человек с раздробленными пальцами рук мог написать это письмо. по почерку видно, что почерк размашистый, но вполне понятный. тем более письмо не малого содержания.

      Удалить
    3. Ну так "гуманные" судьи дали возможность немножко отдохнуть Юниусу.
      Письмо было написано через 4 недели после последней пытки. За месяц, раны на пальцах могли относительно затянуться.

      Удалить